Ушла Людмила Михайловна

Близкие вспоминают юные годы экс-спикера областного парламента

Во вторник Иркутск потрясла скорбная новость: после продолжительной болезни скончалась Людмила Берлина. Для большинства людей она останется в памяти как неординарный, сильный, принципиальный политик, не отступавший от своих принципов и слов. Однако для своих близких Людмила Михайловна по-прежнему остается все той же хрупкой образцовой девочкой, которую не могли сломить ни время, ни трудности.

«Не прокурор, а приятельница»

День 8 августа для жителей поселка Усть-Ордынского, откуда Людмила Михайловна родом, стал, по сути, траурным. Здесь с печалью восприняли известие о смерти известной землячки. Людмила Берлина никогда не скрывала любви к своей малой родине и подчеркивала, что она девочка из Усть-Орды, родители которой имели четыре класса образования. По долгу службы ей редко удавалось выбраться в родные с детства места. Однако если она приезжала, то обязательно навещала свою школу, а при встрече со знакомыми всегда приветливо улыбалась и здоровалась.

Так совпало, что 8 августа мы оказались в Усть-Ордынском и, конечно, не могли не побывать на улице, где прошли ее детство и юность. Ее дом по адресу Ватутина, 56, не сохранился. После продажи скромную старую деревянную избу снесли, а на ее месте теперь расположен новый кирпичный дом. Зато, судя по всему, соседние жилые постройки сохранили былой вид. От них веет стариной, прежней жизнью. Соседи, с которыми некогда проживала бок о бок семья Людмилы Берлиной, разъехались. По крайней мере, так нам сказали в доме напротив. И посоветовали сходить к ее давней знакомой, Валентине Монаховой. Узнав, что мы из газеты, женщина сразу догадалась о цели нашего визита.

— Я только недавно узнала. Внук сидел за компьютером, смотрел что-то в Интернете и вдруг говорит: «Баба, Людмила Берлина умерла». Я ахнула. До сих пор не верится, что Люды больше нет. Вот пока вас не было, сидела, ждала новостей по телевизору, что скажут. Бедная моя девочка! Сгорела на работе…

По словам Валентины Николаевны, общаться они начали уже в зрелом возрасте. Учились в одной школе, но их разделяли четыре года, а в школьную пору такая разница в возрасте — это очень немало. Более тесная связь у них наладилась после того, как Валентина Монахова вышла замуж. Ее муж работал вместе с мамой Людмилы Берлиной. Так и стали общаться.

— Вот, вот… Люду показывают, — вдруг прерывает свое повествование землячка, и глаза ее приковываются к экрану телевизору. Там показывают архивное видео с Людмилой Михайловной.

— Вечно головка чуть набок. Спешит куда-то. Как же жаль, моя хорошая!.. — с печалью, вполголоса комментирует сюжет подруга.

Кадры заканчиваются минутой молчания, и, задумавшись ненадолго, Валентина Николаевна добавляет:

— Даже не знаю, что вам сказать. Новость меня огорошила. Все так внезапно, неожиданно. Могу отметить только, что она всегда была активисткой. Никогда не оставалась в стороне от общественных мероприятий. И всегда была целеустремленной. Такой, видимо, дар был заложен в ней. Семья у них была порядочная. Люда к нам в гости приходила. Светлый человек, очень ответственный. Я не вникала в ее работу. Для меня она была не прокурор, а приятельница. Одно могу только сказать: она всегда отдавала себя службе без остатка. В последние годы мы с ней практически не общались. Если вдруг где-то пересекались, то успевали только поздороваться — и дальше по своим делам.

Ставили в пример брату

Немного погодя мы отправляемся к брату Людмилы Михайловны, Геннадию. Он как раз подъехал к дому. Несмотря на боль утраты, он соглашается поговорить о своей сестре. И сразу начинает со школы:

— С первого класса Люда училась только на одни пятерки. Если вдруг получала четверку, то столько слез было!.. Никогда на улицу не выходила, пока не сделает домашнее задание. Это я мог учебники переложить с места на место, а она все усердно прочитает, выполнит. У нее по всем предметам было хорошо, разве что кроме рисования. Не очень любила этот предмет. Я ей иногда помогал, зато она за меня делала контрольные работы по английскому языку в десятом классе. Переводила без справочника. И это притом, что я старше ее на три года.

По словам старшего брата, Люду в школе всегда ставили ему в пример.

— Я был троечником, хулиганом. Мне говорили часто: «Вот сестра твоя умница, а ты шалопай». Люда у нас в маму характером — спокойная, тихая. Но все мои секреты она всегда знала. А если говорить в целом об их классе, то там все были сильные. Ни одного троечника не было. Затем, после окончания школы, разлетелись кто куда: в Хабаровск, Улан-Удэ, Иркутск.

На улице ребятишки всегда играли всем околотком. Обычно это была войнушка или лапта. Родители допоздна были на работе, и дети исправно выполняли обязанности по дому. Вместе прибирались, полы мыли каждый день, затем ходили за живностью, хотя в то время держали только одну корову. Геннадий по утрам ее прогонял, чтобы сестренка поспала немного подольше, но зато Люда сама всегда вечером за ней ходила.

— Единственное, чего боялась сестренка, так это пчел. У нашего деда была пасека с 20 пчелосемьями. Люда как соберется идти полоть грядки — наденет обязательно пальто и шапку. Вся укутается, только глаза видно, — с печальной улыбкой вспоминает Геннадий.

По словам старшего брата, Людмила Михайловна всегда принимала решения самостоятельно и никогда не перекладывала на других свои проблемы и заботы. Окончив с красным дипломом ИГУ, она переходила из одной службу в другую, упорно шла вверх по карьерной лестнице. Однако и близких не забывала. Если не удавалось их навещать, всегда звонила, интересовалась, как дела.

Самый ценный подарок, который остался Геннадию Леонидовичу в память о сестре, — это календарь, выпущенный к ее юбилею. На каждом картонном листе семейные фотографии.

— Здесь ей всего девять месяцев. На этой фотографии она в начальных классах. Пухленькая раньше была и по этому поводу переживала. А здесь старшие классы, институт, диплом с отличием. Умница она у нас, что тут скажешь… Моя сестренка, — ласково вглядываясь в ее черты, говорит брат.

Фото автора

Загрузка...