Зомби под Иркутском

В пустых стенах Александровского централа по ночам устраивают игровые развлечения

В октябре прошлого года в селе Александровском Боханского района был закрыт филиал областной психиатрической больницы. Это событие затронуло практически каждую семью Александровского, поскольку весь персонал лечебного учреждения представляли местные жители. Люди до последнего надеялись на чудо, однако, так и не дождавшись его, начали искать новые места работы. Несколько молодых семей перебрались жить в Иркутск, часть сотрудников сразу ушла на пенсию, а другим приходится метаться между домом и работой в деревне Сосновый Бор, где расположена психиатрическая больница № 2.

Судьба Александровского централа также, казалось бы, уже предопределена. В будущем памятник архитектуры федерального значения планируют отреставрировать и создать историко-культурный музейный комплекс. Однако, как нам удалось узнать, централ и сейчас живет своей жизнью. Весной здесь побывали участники проекта «Прогулки по старому Иркутску», а чуть позже в стенах учреждения энтузиасты начали проводить выездной хоррор-квест «Ночь проклятых». Организаторы этого шоу предлагают всем желающим провести самые жуткие 1,5 часа своей жизни в обители проклятых.

Сошел с ума и погубил пациентов

О новом виде развлечений на базе бывшей психиатрической больницы местные знают в основном понаслышке. Они осторожно рассказывают о том, что приезжают актеры, гримируются и пугают туристов, которые прибывают сюда ночью на автобусах.

— Последний раз, в субботу, за одну ночь три раза автобус приезжал, и каждый раз в нем было около тридцати человек. Люди заходили в здание и примерно через полтора часа выходили оттуда под впечатлением. Говорили, что очень жутко. Переодетые актеры стонали, кричали, пугали их. Лица у них были разукрашенные, страшные. Но всем участникам это нравилось, — рассказывает жительница села, которой довелось увидеть и немного пообщаться с любителями экстрима.

Как правило, такие хоррор-квесты начинаются в Александровском централе в 22.00 и продолжаются с перерывами до глубокой ночи. Как считают организаторы, это лучшее время, для того чтобы наводить ужас на людей и щекотать им нервы. При этом организаторы завлекают клиентов жуткими историями, которые, по их мнению, происходили когда-то в больнице: «Это заброшенная психиатрическая клиника. Левое крыло здания находится в аварийном состоянии, правое практически полностью разрушено после пожара, случившегося в 1998 году. По слухам, в этой лечебнице один из докторов сам сошел с ума и даже погубил пациентов. Однако правда это или нет, проверить сейчас невозможно. После многочисленных жалоб на бесчеловечное обращение с пациентами в 2016 г. психбольницу расформировали. Но и сейчас здание пропитано духом обреченности и страданий. Жутковато скрипят половицы, предательски хлопают двери, а звуки, искажаясь, резонируют гулким эхом по темным коридорам. Наводит жуть даже при свете дня, а то ли будет в сумраке!!! Записывайся на квест и приходи испытать на себе леденящую кровь атмосферу этого места!»

Место живых мертвецов

Организаторы разработали собственную концепцию игры. Сценарий ее таков: в загородной психиатрической клинике проводились секретные испытания биологического оружия, которое по ряду причин неожиданным образом вышло из-под контроля. Привычный мир был уничтожен страшной эпидемией зомби-вируса. Весь Иркутск и его окрестности наводнили живые мертвецы. И только одна группа людей (конечно же, это участники квеста) смогла спастись и в поисках вакцины забрела в клинику, которая стала обителью проклятых.

Судя по всему, многим любителям экстрима такая версия происходящего пришлась по душе. По крайней мере, если верить страничке организаторов квеста в социальной сети, все билеты на этот аттракцион были распроданы.

Как заявлено на странице организаторов, к работе на шоу они привлекают 15 профессиональных актеров. За одну ночь испытания проходят пять команд. Насколько все это законно, сказать сложно. В администрации с. Александровского нам пояснили, что здание больницы к ним не относится. Сейчас оно находится на стадии передачи из областной собственности в федеральную. О том, что в стенах учреждения проходят квест-игры, здесь также не знают.

— В апреле сюда приезжали иркутяне в рамках проекта «Прогулки по старому Иркутску». Они заходили в здания, осматривали их, узнавали историю этого старинного учреждения и интересные факты, связанные с ним. Вот, пожалуй, и все. А что касается квеста, то до нас доходили слухи, что в больницу приезжали актеры, которые выступали в роли надзирателей, и учреждение они представляли как тюрьму. Хотя она никак на нее не похожа, — отметили в Александровском МО.

Перешли на огороды

Между тем пока одни в Александровском играют в супергероев и сражаются с зомби, другие решают более глобальную проблему — отсутствия работы. После закрытия централа 260 человек остались не у дел. Несколько молодых семей в поисках лучшей доли переехали жить в Иркутск. Другие сотрудники больницы не смогли оторваться от годами нажитого хозяйства и теперь вынуждены ездить на работу в областной центр или в деревню Сосновый Бор. Правда, таких тоже немного — всего пара десятков.

Непросто, к примеру, обстоят дела у четы Прохоровых. Раньше глава семьи работал в автопарке больницы. Снабжал учреждение продуктами, дровами, углем, водой. В его ведомстве находилось около десяти единиц транспорта. За 38 лет стажа к Александру Ивановичу не было никаких нареканий. После сокращения он остался без работы. Найти новую в селе Александровском практически невозможно. Кроме школы, детского сада, врачебной амбулатории и дорожного участка здесь ничего нет. Ездить на вахту также проблематично — некому будет следить за домашним хозяйством.

— После сокращения жена устроилась работать в Иркутскую областную больницу, поэтому сутки через двое ее нет дома. Если и я начну уезжать, то ухаживать за живностью и огородом будет некому. У нас ведь и свиньи, и кролики, и куры. Их кормить надо. Поэтому мы вынуждены были пока так решить вопрос. Конечно, ситуация тяжелая. Раньше все работали дома, а сейчас кто где. Часть людей ездит в Сосновый Бор на перекладных или на личном транспорте. По-другому выехать туда не получается — нет таких рейсов. Хорошо, что руководство больницы пошло навстречу, и наши, александровские, работают в одну смену. Скидываются на бензин и ездят вместе на машине, — говорит Александр Прохоров.

Его жене, Тамаре Михайловне, приходится тяжелее. Она добирается до места работы на маршрутке. Поэтому ее рабочее утро начинается в пять часов утра. Да и по деньгам выходит накладно. Только на транспорт в месяц у медсестры уходит 4 тысячи рублей. Однако альтернативы пока нет, вот и приходится мириться с неудобствами и кататься в город.

По-другому решила вопрос Галина Курдюкова — после закрытия отделения психиатрической больницы она ушла на пенсию.

— Я с 17 лет трудилась медсестрой в Александровске. Окончила Зиминское медучилище в 1978 году, и меня сразу направили работать сюда. Так и осталась. Вышла замуж, родились дети. Конечно, если была бы возможность, я и сейчас работала бы, а ездить с места на место мне уже здоровье не позволяет. Когда меня сократили, муж сказал только одно: «Наконец-то. Хватит работать. Теперь будешь дома сидеть, свои цветы выращивать», — с улыбкой рассказывает Галина Ивановна. — Главное, что детей успели вырастить. Они в городе живут самостоятельно. Так что теперь я могу посвятить свое время огороду.

По словам бывшей сотрудницы больницы, некоторые из ее коллег трудятся в Сосновом Бору. И им там нравится.

— Условия работы хорошие: евроремонт, кафель, плитка, чистый, свежий воздух в помещениях. Что ни говори, а у нас были совсем другие условия — тяжелые. Ведь это все-таки было старинное здание со всеми вытекающими последствиями. Просто все было на месте. Работали и вечером уходили домой. А сейчас моим девочкам только в одну сторону приходится ездить больше часа. Тем не менее это хоть какой-то вариант. А у меня сейчас только домашние хлопоты. Зато муж доволен. Приходит домой, а у меня все на столе: и настряпано, и наварено, — говорит Галина Курдюкова.

В целом, как говорят александровцы, они уже не тешат себя пустыми иллюзиями, а живут сегодняшним днем. Справляются как могут и надеются лишь на то, что их село будет жить дальше.

Фото автора

Загрузка...